Музыкально-поэтический сайт Анастасии (Лады) Титовой



Здравствуйте, это я!

Почему Сивилла? Объясняю: сивилла - это пророчица. Я пишу тексты, и, как ни странно, все написанное - сбывается. Еще - у меня хорошая интуиция. Лучше доверять ей, чем холодному рассудку.


Поэзия

веры не надо
предчувствий и снов
скованность взглядов
скованность слов
скованность мыслей
скованный дух
скованность не-
запачканных рук
сняты оковы
сорван запрет
кровоподтеки
не смоется след
сняты оковы
оковы не грех
скованность въелась
во всех
ок.1989г.

Сидя в Наре, на вокзале,
Сидя в Наре, в Наре-яре,
Я курю и жду сестричку,
Цвета листьев электричку
Электричка приползет,
Электричка донесет
До друзей моих, поэтов,
Недопетых, но добитых
Неизвестностью и бытом.
Много мест на этом свете:
Кто — на кухне, кто — в газете,
Кто свои размерял дни,
За компьютером в НИИ.
В спорте кто, на ипподроме,
Кто — на взлете, кто — на сломе…
Но живя в конкретной «яме»,
Хуже мы
уже не станем.
12.01.2000 г.

Я пью российские дороги,
Я пью до дна, я пью — за них!
По ним машин колеса-ноги
Не приведут меня в тупик.
Они — асфальтовые реки,
Что по теченью скоростей
Соединяют нас навеки:
Любимых, любящих, друзей.
И до родных моих нежданно
Доносит серая вода.
Там дочь поет под фортепиано,
А мама — рада мне всегда.
Пускай сгущает жизнь тревоги,
И нас бросает по стране.
Пью — за российские дороги,
Они всегда помогут мне!

Сегодня купила журнал
С Вашим портретом.
Я понимаю: деланье денег,
Работа на публику.
Но для меня Вы всегда
Остаетесь хорошим поэтом.
Поэты! Давайте объединимся в республику!
Что там политика?
Ей неудобно
Спать на доске моего подоконника.
Нахмурила брови критика,
И чьи-то глаза злобно глядят
В крестики-нолики
Нетраченного, последнего «стольника».
И потому, на осколках беды болтаясь,
Говорю
о любви и муках
Всем, кто еще понимает
Преданность, разлуку,
И землю многострадальную
По краюхам обглоданную провинцию.
Поэты! Мы народу расскажем
О подводных течениях жизни.
Мы ведь тоже имеем право
Не скитаться в лохмотьях нужды
По милой своей Отчизне.
12.01.2000 г.

Не будет скорою она,
Моя работа над стихами.
Забуду я минуты сна,
И устремлюсь за облаками.
Редактор будет понимать
Мои душевные полеты,
Но все равно — листы черкать,
И в строчках находить пустоты.
Пропишет ижицу корректор,
Поставит кучу запятых,
Вздохнет и скажет по секрету,
Что часто пропускаю их.А сидя на диване Саша,
Художник, станет рисовать;
Вот так проходят будни наши,
Но я не стану продолжать.Участников моих забот
Не всех я открываю лица…
Но вам, друзья, дарю частицу
Своих падений и высот!
1999

конец

Быстры взлеты твои и паденья,
Верю в веру твою и мечту.
Мое счастье, мое вдохновенье,
Я люблю тебя вечно и жду.
Жду тебя в громком смехе компаний,
Жду тебя в одиночестве дня.
Жду тебя я в часы расставаний,
Зная лишь, что не знаешь меня.

13.11.1990.

                                   (это была песня под гитару, придумал мотив и исполнял Алексей Силаев)

Я учусь. Но чему?
Я спешу. Но куда?
Снова снег на дорогах подтаял.
И, мне кажется, в окна стучится весна,
И зима не свирепствует злая.

Я живу. Для чего?
Чтобы вылить слова
Вдруг на клетку листа, улыбнувшись.
И, как пасмурный день,
Ненароком взгрустнуть,
А потом рассмеяться, очнувшись.

Я одна. Среди всех.
Я не знаю Людей.
Я не знаю пространства и счастья.
Что пишу?
Я не вижу совсем.
Я слепая среди этих зрячих.

Может быть,
Для того мне дана слепота,
Чтоб прозревшей быть
в мире ненужном.
Я — одна. Среди всех.
Я — одна. Средь Людей.
Что увидишь ты завтра, проснувшись?

07.12.1990.

Первый

 

…тени блуждали по стенкам

в ожидании утра.

Ночь казалась синей, 

           синева хваталась

за край фонаря.

Тени хватались за всё, 

что могло их спасти.

Тени ждали ее:

она захотела прийти, 

стереть их завтра в полдень.

С безлицей рожи стены

и стихии асфальта — 

моей родной…

…синева прилипла на край абажура.

Я знала, что голос глаз кроется

             в ней.

Я слышала, как она 

с лунными бликами 

взявшись за руки,

      шла

вверх и вдаль, 

и стонала сонатой.

Просто была.

А тени спасались от смерти, 

спасались и прыгали

и уплывали с

                     обойной скатерти

в неизвестность.

…странное эхо — 

гул, отголосок  ночных машин

разбилось о что-то.

даже сны

я посвящаю городу.

9.03.1992.

 

Второй

Фиолетовость неба — 

в окне, 

фиолетовость

забыта в глазах, в загадочном сердце

и белых твоих волосах.

Ветер сочился

сквозь щели, 

покачивал шторки, 

а крыша 

ехала, 

ехала, 

ехала долго.

А крыша все ехала…

И ожидание чего-то 

                            большого

вползало ужом.

17.03.1992.

Вместо любви —
Свечной огарок
И окурок, — на память.
Вместо любви
Приходит спокойствие,
С ним — пустота.
Вместо любви —
Роджер и Фредди *)
На яркой стене.
И кассета в магнитофоне.
(О, Роди! Я была бы одной из тех girls,
Что приходят к тебе за кулисы):
Вместо любви.
После любви —
Остается ребенок без папы, —
Остров надежды
В бескрайнем море
Мужчин и проблем.
После любви
Бывает хорошая дружба,
До и после, не вместо
Любви!

11.05.1994.

*) Музыка группы Queen спасла меня от пост-разводной депрессии в 1994 году. В то время мне очень нравился их барабанщик Роджер Тейлор.

                                                         С.Х.
Я — не женщина. Хорошо!
Лучше просто быть человеком,
И когда на сомкнувшихся веках
Поцелуя нет твоего.

Тяготит он меня, тяготит!
Эта тяжба осталась в прошлом.
Развязалась! Свеча горит!..
Только что-то еще тревожит.
Уходи поскорей, и, — прощай!
Никаких тебе «до свиданья».
Только странница злая — печаль,
Пишет, пишет стихи-признанья.

12.05.1994.